Не шампанское, а кое-что «игристое».

Не шампанское, а игристое вино.

Итак, несколько дней назад вступили в силу поправки к российскому «Закону о вине», которые, кроме всего прочего, обязывают импортеров и продавцов шампанских вин, называть их везде (в том числе и на этикетках) – «игристое вино».

Возмутившись, некоторые поставщики-производители, например корпорация Moet Hennessy, заявила о временной приостановки поставок своих шампанских в РФ, что называется «до дальнейших разбирательств».

Однако увидев, что (несмотря на атаку на событие некоторых блогеров и весомых людей, причастных к винной теме), власти своего решения не изменят, позавчера уже объявили, что типа «ничего страшного, внесем изменения и все будет по-прежнему хорошо».

«Действительно — что такого?», задался я вопросом.

Исходя из ситуации есть несколько взглядов на эту тему и все они имеют право на существование.

С одной стороны – нет ничего плохого в том, что в стране идет законотворчество. Закон – это не то, что принимается раз и навсегда, в него вносятся поправки, он тоже может измениться. А если для этого создадутся условия – может быть даже отменен.

И если ряд законодателей правительства (которое мы с вами, на минуточку, выбрали), решили назвать все игристое вино (независимо от того – как оно там называется за рубежом – Кава, Зект, Шампанское или Просекко) – единым термином “Игристое вино” – то вероятно в этом был какой-то резон. Уверен, ничего страшного с рынком этой категории вин не произойдет.

И бежать “затариваться” французским шампанским точно не стоит.

По-прежнему – люди будут называть игристое из Шампани с надписью “CHAMPAGNE” на этикете – “шампанским” (что бы и кто бы что не писал на русском языке по закону на задней этикетке (контрэтикетке)). И уж тем более – его качество от этого точно не пострадает.

Например, все называют джипы – “джипами”, хотя в технической и прочей официальной документации такой тип машин проходит как “внедорожник”. От того, что вы перестанете называть Land Cruser джипом – он точно не станет хуже или менее любим населением.

Так что вся эта «игра в слова» по большому счету – выеденного яйца не стоит. Так – тема для неуравновешенных блогеров, которые хотят сенсаций и подъема собственных рейтингов.

А вот называть игристое, сделанное российскими виноделами в России, по традиционной французской технологии – “российским шампанским” – вот это уже точно  какая-то глупость.

Ну будьте последовательны! Если вы, как законодатели – отметаете название “шампанское” (даже из его родного региона) и называете иго просто “игристое из Франции, регион Шампань” – то зачем название “шампанское” прикреплять к российской продукции?

Это уже попахивает законотворческим маразмом.

Теперь насчет “телодвижения” Моэта и Шандона. Ну хорошо, есть у этого концерна свое собственное отношение к нашему закону.

Это их право. Они – коммерческая организация. Даже Макрон, в принципе, может обидеться. Но он не дурак, понимает, что это внутренняя кухня сертификации и российской внутренней классификации – и не будет, уверен, даже выступать по этому вопросу.

К тому же, кроме “Моёта” – настоящее шампанское производят и поставляют по всему миру и в РФ, в том числе – более 200 винных домов из провинции Шампань.

Думаю большинство из них – только порадуется, что с “поля боя” ушел довольно заметный конкурент. И продолжат свои поставки, увеличив свою долю.

Прибавьте к этому, что никуда не пропадут великолепные итальянские, испанские, немецкие, австрийские, португальские, “новосветские” игристые вина, многие из которых – далеко не хуже шампанских вин.

К тому же – и российское виноделие уже “выдает на гора” довольно приличные варианты, за которые даже перед французами не стыдно.

Так что мое мнение — ничего страшного не случилось, все идет своим чередом, притирается и оттачивается. А вы, мои дорогие читатели, выбирайте и пейте хорошие вина, коих я для вас нашел очень даже много, не сильно заморачиваясь на то, что там понаписано на контрэтикетках.

 

Всем удачи,

Ваш Гарри