«Скрипун» против «Сталинского ОргАна» (краткий обзор реактивных систем залпового огня нацистской Германии во время ВМВ)

краткий обзор реактивных систем залпового огня нацистской Германии во время ВМВ

Кто не слышал о мощном и уникальном советском оружии Победы — легендарной «Катюше»?

И действительно, наряду с танком Т-34 и пистолетом-пулеметом ППШ, это грозное оружие прочно ассоциируется у нашего народа с победой над нацистской коалицией в Великой Отечественной войне.

Сама реактивная система залпового огня (далее будем для краткости использовать термин РСЗО) БМ-13 («Катюша») и ее более поздние военные модификации отлично рассмотрены в Интернете, фильмах и специальной литературе.

А как же обстояло дело с РСЗО в Вермахте?

Я предлагаю тем, кто не знаком с ответом на этот вопрос – погрузиться немного в эту интересную тему.

Для начала, упомянем то обстоятельство, что работы над артиллерийскими реактивными системами шли и в СССР и в Германии с начала 20-х годов. Многие военные инженеры интуитивно понимали, что ракетное (реактивное) оружие — это крайне перспективная тема в создании вооружений будущего.

В СССР — инженерная мысль пошла по пути создания реактивных снарядов с жестким оперением (для стабилизации в полете), в Германии — усилия изобретателей сосредоточились на моменте придания вращения реактивному снаряду для повышения точности стрельбы.

Немецкая РСЗО (реактивный миномет) была создана в 30-х годах, испытана в 1937 и получила название Neberwerfer (с немецкого – «туманомет») и кодовую цифру «41».

Это была 6-ствольная установка с диаметром ствола 158,5 мм, которая находилась на колесном лафете от противотанковой пушки Pak 35/36.

Стволы поворачивались на 27 градусов по-горизонтали и в диапазоне от -4 до +45 градусов — по-вертикали.

Изначально назначением этой модели была стрельба химическими или дымовыми минами. Однако начавшаяся война изменила главное назначение установки.

Боеприпасом служил 150-мм снаряд, весом 36-39 кг с дальностью полета не более 6,9 км.

Взрывчатое вещество (всего 2 кг) находилось в хвостовой части реактивной мины.

При взрыве, опасный разлет осколков находился в диапазоне 30 метров вбок и до 13-15 метров — вперед-назад.

В движение реактивный снаряд приводился пороховым зарядом, который при горении создавал реактивную тягу. Огонь, вырываясь через 28 отверстий (сопел), проделанных под углом в 14 градусов — придавал вращение мине вокруг своей оси с высокой скоростью.

Для перевода установки в боевое положение нужно было просто откинуть передний упор и поднять колеса. В арт-расчете было 4 человека, которые могли перекатывать Neberwerfer-41 с позиции на позицию.

перезаряжать его (за 1,5-2 минуты 6-ю минами)

и вести огонь из него (за 10 секунд все мины вылетали в 2 приема — сначала 3, затем еще 3).

При заряжании – каждый снаряд фиксировался специальной защелкой (см фото), после чего в пусковое сопло вставлялась тонкая трубка электрозапала.

После зарядки — миномет направлялся в нужный квадрат, расчет отходил со специальным проводным пультом в вырытое неподалеку укрытие и производил запуск.

Перевозился Neberwerfer-41 как обычным автотранспортом, так и бронеавтомобилями и БТР.

Огонь из РСЗО велся, как правило с закрытых позиций (как и подобает минометам)

Как только советские бойцы в окопах не назвали немецкую РСЗО — и «Скрипун», и «Ванюша» (в противовес от нашей «Катюше») и даже «Ишак». Первое и последнее название появилось из-за характерных звуков, издаваемых летящим снарядом при старте.

У англоязычных союзников были несколько другие ассоциации – американцы и англичане прозвали это оружие “Стонущая Мэри”.

Немцы же, за довольно весомую огневую мощь называли Nebelwerfer “наземной «Штукой»” (их пикирующий штурмовик JU-87 “Stuka”).

Кроме Neberwerfer-41 на театрах военных действий ВМВ немцы использовали еще одну его модификацию – пятиствольный «Nebelwerfer 42» калибром 210 мм.

Помимо очевидных плюсов Neberwerfer-150 моделей 41 и 42 (довольно высокая мобильность, быстрое и удобное заряжание, более высокая (по сравнению с «Катюшей») – кучность и точность), у системы был и ряд существенных недостатков.

Первый (который позже устранили) — это дымный порох в пороховых трубках, который оставлял 200-300-метровый след в небе после старта каждой ракеты. По этому следу было довольно легко вычислить местонахождение позиции стреляющих минометов и подавить ее.

Второй минус — слабый заряд взрывчатки (около 2 кг — у 41 модели) и тонкие стенки снаряда, которые не давали серьезного количества и веса осколков.

Устранение этого недостатка привело к созданию гитлеровцами более мощного варианта РСЗО – Neberwerfer-41 калибра 280 и 320 мм.

В одном 280-мм реактивном снаряде было уже 45 кг взрывчатого вещества — что было достаточно для переворачивания тяжелого танка просто при падении и взрыве мины рядом с ним или — взрыв мог разрушить небольшой 1-2-этажный кирпичный дом.

Мины калибром 280 и 320 мм чаще всего запускали прямо с металлических или деревянных лафетов (при плохо-прикрепленном к земле кожухе он, зачастую, улетал к противнику прямо со снарядом).

Но позже — пусковые металлические установки стали монтироваться на тяжелые БТР (типа Sd.Kfz.4/1 )

либо в деревянных контейнерах — прямо на бока гусеничного бронетранспортера Sd.Kfz.251.1 Auf.D, где для каждого контейнера существовало крепление и индивидуальная система настройки наклона пуска (см на фото).

Каждый реактивный миномет Neberwerfer мог «оперировать» 5-ю разновидностями мин (вне зависимости от калибра). Это были снаряды с осколочно-фугасной, зажигательной (сырая нефть с добавками), дымовые, химические и агитационные снаряды.

По известным причинам и к счастью — химические снаряды всю войну пролежали на складах.

БОЕВОЕ ПРИМЕНЕНИЕ

Надо сказать, что первыми реактивные арт-системы во время ВМВ использовали именно немцы. Это произошло в сражениях по захвату Франции в 1940-м году.

В Великую Отечественную впервые реактивные минометы «спели свою песню» также германское реактивное оружие.

Это произошло 22 июня 1941 года при штурме Брестской крепости.

Надо сказать, стрельба по фортам и зданиям крепости с толстыми кирпичными стенами практически не нанесла ущерба обороняющимся советским войскам, посему в следующих попытках захвата этого бастиона реактивные минометы уже не использовались.

Советские «Катюши» использовались впервые 15 июля 1941 года сначала под Рудней, а затем уже, в тот же день — по плотно заполненному гитлеровскими войсками железнодорожному узлу в Орше, причинив стоявшим там нацистам очень весомый физический и моральный урон.

Вследствие того, что довольно много мощности горящего пороха уходило на раскрутку реактивной мины, ее дальность полета была меньше, чем у советского снаряда с классическими «ракетными» стабилизаторами.

Что касается их места в подразделениях, то начиная с 1942 года в каждой немецкой армии было по 3 полка Neberwerfer-ов. Имелись также отдельные батальоны, вооруженные этой РСЗО.

Neberwerfer-41 калибра 150, 280 и 320 мм очень активно использовались гитлеровцами в боевых действиях в Крыму (при штурме Севастополя и т.д.) и на Курской Дуге.

Боевое применение РСЗО было довольно разнообразным. Огонь из реактивных минометов вели по скоплениям техники (в т.ч. при атаке), стратегическим узлам, складам и т.д.

Очень интересно, что Neberwerfer-41 калибром 150 мм немцы ставили даже на самолеты, чтобы использовать их как неуправляемые ракеты (НУР) стреляя не только с воздуха по наземным целям, но и по скоплению летящих на бомбометание англо-американских бомбардировщиков.

После нескольких попаданий в самолеты, строй бомбардировщиков рассыпался и в дело включались уже немецкие истребители.

Сравнивая воспоминания тех, кто попал под артобстрел из советских «Катюш» и из немецких Neberwerfer-ов мы может подъитожить, что большинство убеждено, что гораздо более сильные разрушения и страх наводили именно «Катюши».

После разрывов ракет М-8, М-13 и тем более М-28 и М-30 создавалось впечатление объемных термических взрывов, в результате которых взрывается и горит все вокруг.

Специалисты говорят, что причина таких рассказов и мнений состоит в том, что у реактивных снарядов «Катюш» было 2 взрывателя, причем — они подрывали заряд ВВ с разных сторон. Сталкивающиеся при огромной скорости и температуре потоки раскаленного вещества создавали уникальный «термобарический» эффект.

К концу войны — когда боевые действия сосредоточились в центральной Европе, в городах — и «Катюши» и немецкие «Ванюши» – стали чуть менее эффективными.

Немецкие солдаты сделали ставку на ручные гранатометы («Фаустпатрон», «Панцершрек» и пр.), советские же солдаты — зачастую ставили одну или пару кассет с реактивной ракетой в оконный проем или на тротуар и запускали ракету в дом напротив или в пулеметное гнездо на первом или цокольном этажах, подавляя вражеский огонь.

Ниже, я приведу найденные, наиболее яркие цитаты из воспоминаний советских солдат и командиров о применении немецко-фашистскими войсками реактивных минометов:

Ермак С.А. «Мой путь»

«Вдруг завыла какая-то «сирена» и этот неимоверно жуткий вой стал раздирать всё сердце. Я со своим расчётом успел скрыться в щель, ранее приготовленную нами же. Через мгновенье дрогнула земля и один за другим взорвалось пять снарядов огромнейшей силы, а один не разорвался и лежал среди улицы, как хорошая свинья. Это «Ванюша», немецкий шестиствольный миномёт, дал один сеанс. Чекурдинцы открыли огонь и «Ванюша» заглох».

Гиммельсон И.М., пулеметчик

«Утро не предвещало ничего хорошего. Все мучительно вглядывались в даль — туда, где окопался враг. Танки пойдут или самолеты вначале — никто не знал. Ближе к 6 утра я заметил едва различимые полоски дыма — как будто кто-то быстро мазнул пальцем с земли на небо серой грязью. Затем послышался противный воющий и сверлящий уши резкий звук. Он нарастал пока все вокруг не лопнуло взрывами, земля содрогалась. После первого залпа был и второй и третий. Вдалеке показались немецкие танки и пехота. Политрук пробежал по окопам со словами «Вот они какие – «Ванюши» немецкие, реактивные минометы». Ничего — они нам сыграли, сейчас — наша очередь!»

Едрова И.И., снайпер

«Мы с моей напарницей еще с ночи залегли на «нейтралке», нашли хорошее место. Утром через голову пролетело что-то ужасно противно воющее. «-На миномет не похоже» – сказала мне Тоня. Мы прислушались. От наших позиций послышались громкие хлопки и раскаты, почти на километр по фронту все заволокло черным дымом. После «охоты», вернувшись в расположение, мы узнали, что это было новое оружие фашистов — аналог наших «Катюш». Погибло трое и несколько бойцов было ранено.»

В заключении скажу, что инженерная мысль подчас создавала самые зловещие и эффективные «машины уничтожения».

Одна из них — использовались для вероломного нападения, вторые — для защиты и отражения агрессии.

И те и другие — не только смертоносны — но и довольно интересны с точки зрения развития и совершенствования систем вооружения и военной техники.

Слава советскому народу — Победителю!

Вечная память и уважение павшим героям!

Ваш Гарри